О чем спрашивал наполеон при знакомстве с женщиной

Book: Избранница Наполеона

Большая ошибка мужчины при ухаживании за женщиной - сдержанность в проявлении Когда Наполеон Бонапарт однажды бестактно спросил светскую Прекрасное средство для знакомства с женщиной - ваш автомобиль. спросил он с таким недоумением, словно беседовал со своей сверстницей, а не с женщиной, которая была ровесницей его матери. Да, это она знала еще со времени их первого знакомства, и ее уже тогда смущал тот далеко спросил Наполеон. – Да, – уже решительнее заговорила госпожа Пермон. Но я очень хотела, чтобы мой организм был тщательно подготовлен к йоду. И я решила, что 2 недели жесткой диеты я уж выдержу. Люди меня.

Своё свободное время она посвящала ботанике: В её саду было около сортов роз. В году Наполеон женился на Марии Луизе и уже через год на свет появился долгожданный наследник - Наполеон Второй. Жозефина уговорила Наполеона показать ей дитя. В тайне от Марии Луизы она приехала в Булонский лес, куда привезли ребёнка на прогулку. Она прижала младенца к груди и сказала: Бонапарт потерпел поражение в Русской компании, он отрёкся от престола и был сослан на остров Эльба.

Жена Наполеона, Мария Луиза с ним не поехала, а вот Жозефина стремилась попасть к своему возлюбленному всем сердцем. Она даже осмелилась, и попросила Александра Первого позволить ей сопровождать Наполеона здесь, в ссылке.

Кто знает, как бы сложилась судьба Наполеона, если бы он всё-таки разрешил ей это сделать, но Александр отказал, хотя отнёсся к её стремлению с уважением и даже приставил к её дому охранный казачий пикет. Шестнадцатого апреля года Наполеон Бонапарт написал своё последнее письмо Жозефине. Прощайте, моя дорогая, Жозефина. Смиритесь, как смирился. Никогда не забывайте того, кто не забывал Вас. Через месяц, в мае года Жозефина умерла. Врачи говорили, что слишком много горя пришлось на её долю.

В марте года Наполеон бежал с острова Эльба во Францию. Его попытка вернуть власть окончилась неудачей. Верные Наполеону люди в отчаянии, они умоляют Бонапарта срочно покинуть Францию. Свергнутому императору может грозить арест и казнь. А Наполеон уже несколько дней не хочет никуда уезжать из поместья Мальмезон. Человек, покоривший полмира, ночи напролёт плачет в спальне своей бывшей жены Жозефины. На французский престол в году, волею судьбы, взошёл внук Жозефины — Наполеон Третий, сын её дочери Гортензии и Голландского короля Людовика, младшего брата Наполеона.

Но всего этого Наполеон уже не узнал. Он умер в ссылке на острове Святой Елены, в том же возрасте, что и его возлюбленная — в пятьдесят один год, тоже в мае. Последними его словами были: Могила Наполеона на. Дом инвалидов в Париже,где находится могила Наполеона после перезахоронения. Надгробие на могиле Наполеона а в Париже после перезахоронения в году.

Всегда подозревая, что под вашими замечаниями или предложениями скрывается какой-нибудь личный или тайный интерес, независимо от того, друг вы или враг, он путал сначала друзей с врагами. Я часто испытывал это и могу говорить об этом с полным знанием дела. Император думал и по всякому поводу говорил, что честолюбие и интерес - движущие мотивы всех поступков. Он редко поэтому допускал, чтобы хороший поступок был совершен из чувства долга или из щепетильности. Он, однако, замечал людей, которыми, по-видимому, руководили щепетильность или сознание своего долга.

В глубине души он учитывал это, но не показывал. Автор этих строк, Коленкур, познакомился с Наполеоном, когда тот уже был императором, но недоверчивость, отчуждение - общие, не зависящие от общественного положения свойства 1-й Воли.

Но пойдем дальше вслед Наполеону. Не исключение здесь Наполеон, который, вспоминая свое детство, рассказывал: Свою любовь к драке он унес из малолетства во взрослую жизнь и культивировал ее в себе, начиная с избрания военной карьеры до Ватерлоо. Однако из этого не следует, что исключительно в эффективном насилии воплощалась наполеоновская 2-я Физика.

Бонапарт был заботливым и нежным сыном, братом, мужем, отцом. Мысль о благосостоянии подвластных ему народов так же не покидала. Я хочу, чтобы они были счастливы, и французы будут счастливы. Если я проживу еще десять лет, благосостояние будет у нас всеобщим.

Неужели вы думаете, что я не люблю доставлять людям радость? Этим словам Наполеона, вопреки фактам, невольно веришь: Вообще, эпиграфом к сочетанию 1-й Воли и 2-й Физики можно взять наполеоновские слова: Что бы ни говорили иные, у меня тоже есть кое-что внутри, есть сердце, но это - сердце монарха.

И непосредственным препятствием может стать конкурент с Логикой, стоящей выше, некто, располагающий мнимым или реальным интеллектуальным превосходством. К счастью для Наполеона, в своей карьере он не столкнулся с проблемой интеллектуальной конкуренции, поэтому его 3-я Логика и проявлялась. С одной стороны, страхи ее воплотились в жесточайшей газетной цензуре. С другой стороны, хорошая зависть к чужому интеллекту заставила Наполеона брать с собой в походы ученых, заботиться о них как ни о ком другом, гордиться званием члена Национального института, как ни каким другим титулом.

Он владел постелью мадам до того, как я на ней женился. Я хотел удалить его, но безуспешно: Мне это было не по душе, но пришлось согласиться. В Шансо ему вручили письмо от Дезире Клари, девушки из Марселя, на которой он обещал жениться. Расстроенный Бонапарт прочитал слова, запавшие ему в память и вызвавшие угрызения совести, от которых он никогда не мог избавиться.

Вы женились, бедная Евгения [11] не имеет больше права любить Вас. Вы говорили, что меня любите, а теперь Вы женаты! Нет, я не могу свыкнуться с этой мыслью.

Я останусь верна тем клятвам, что связывали нас, я никогда не выйду замуж за другого. Мое несчастье научило меня не верить мужчинам, не доверять своему сердцу. Я уже просила Вас через Вашего брата вернуть мой портрет; я снова прошу Вас об.

Book: Избранница Наполеона

Он не нужен Вам теперь, когда Вы обладаете очаровательной женой! И сравнение, конечно, будет не в мою пользу… Ваша жена во всем превосходит бедную Евгению, но едва ли превосходит ее в любви к Вам. И это случилось после года разлуки, когда я жила только надеждой увидеть Вас, стать Вашей женой и счастливейшей женщиной в мире… Меня утешает сейчас только то, что у Вас не может возникнуть сомнений в моем постоянстве.

Но я хочу умереть, жизнь не нужна мне теперь, когда я не могу посвятить ее Вам. Я Вам желаю самого полного счастья и процветания в Вашем браке; я надеюсь, что женщина, которую Вы избрали, сделает Вас таким счастливым, как Вы того заслуживаете.

Но в своей счастливой жизни не забывайте о бедной Евгении и пожалейте. Расстроенный и гордый этими словами печали, любви и преданности, Бонапарт сложил листок и спрятал. На каждой остановке он заставлял военных, которые его встречали, восхищаться портретом Жозефины. Несколько раз в день он писал письма, которые эстафетой доставлялись в особняк Шантерэн. Я думаю о тебе постоянно. Если в моем воображении ты предстаешь грустной, сердце мое разрывается от сочувствия тебе; если я воображаю тебя веселой, игривой, окруженной друзьями, я упрекаю тебя за то, что ты забыла нашу горестную трехдневную разлуку, и тогда я думаю, что ты легкомысленна и не способна на серьезное чувство.

Выходит, что я сам не знаю, какой хочу тебя видеть в разлуке со. Пиши мне, нежный друг, длинные письма. Посылаю тебе тысячу и один нежный поцелуй". Измученный любовью, желанием, ревностью, Бонапарт пишет в духе безудержного романтизма. Каждую ночь я мысленно сжимаю тебя в своих объятиях.

Каждый свой глоток я сопровождаю проклятиями славе и честолюбию, которые удалили меня от тебя, душа моей жизни. Когда я нахожусь во главе войск, на полях сражений, моя обожаемая Жозефина царит в моем сердце, поглощает мои мысли.

Я удалился от тебя быстрее, чем течет Рона, только с той целью, чтобы скорей увидеть тебя. И если я встаю глубокой ночью и работаю часами, то это для того, чтобы на несколько дней раньше увидеть своего нежного друга. А что же ты? В письме от гого вантоза ее марта года ты называешь меня на Вы!

Какая же ты недобрая, как могла ты написать такое холодное письмо! А что ты делала четыре дня между м и м? Почему ты не писала своему мужу каждый день? Проклятье тому, кто был этому причиной. Я заставлю его испытать такие же душевные пытки, какие он заставит испытать меня, если я получу последнее доказательство.

В Аду нет таких пыток! Ни фурии, ни змеи не доставят таких страданий. Что же произошло за эти пятнадцать дней? Моя душа грустит, мое сердце — твой раб, мое воображение рисует мне ужасные картины. Прощай, моя жена, мучение, счастье, надежда и душа моей жизни, та, которую я люблю, которой я трепещу, которая внушает мне чувства нежные, как ветерок, и грозные, как Божий Гром!

День, когда ты скажешь: Если бы мое сердце было настолько низким, чтобы любить без взаимности, я раздробил бы его зубами. Жозефина, получая неистовые послания, весело смеялась. И в то время как Бонапарт вертелся в кровати, вспоминая о бурных ночах, проведенных с женой. Креолка отдавала свое тело с атласной кожей всем молодым людям, которые ее об этом вежливо просили.

В конце апреля года Бонапарт вступил в Италию во главе армии, образованной из отрядов оборванцев, именовавшихся солдатами Директории. Он разработал план разгрома австрийцев во главе с генералом Болье и пьемонтцев короля Сардинии, союзника Австрии.

Бонапарт воодушевлял свою армию обещаниями грабежей. Вы раздеты, голодны, нуждаетесь во всем, но никто не может ничего дать. Ваше терпение и мужество в этих скалистых горах не принесут вам славы. Я же приведу вас к плодороднейшим равнинам мира.

Богатые провинции, большие города будут в вашей власти, и вы получите богатство, почести и славу. Этот знает, чего хочет. Но этот молодой генерал, которому предстояло создать замечательнейшую армию всех времен, думал только о своей жене. На каждом самом крохотном привале он бежал к большому пню, к барабану, к плоскому камню и строчил письмо Жозефине, которое тотчас же отправлялось эстафетой в Париж.

Вечерами, на бивуаках, солдаты уважительно поглядывали на молчаливого генерала, уверенные, что он обдумывает план завтрашнего сражения. Они были бы очень удивлены, узнав, что он в это время мечтает о сладострастном теле Жозефины. И они меньше волновались бы, глядя на насупленные брови Бонапарта, если бы знали, что его гнев изольется не в замысле кровавой битвы, а в письме, полном кипящей ревности.

Воображая Жозефину, окруженную парижскими волокитами и щелкоперами, маленький корсиканец испытывал муки ада. Потому что Жозефина продолжала развлекаться, как до замужества, каждую ночь принимая темпераментных мужчин, способных удовлетворить ее аппетиты.

В пятнадцать дней он одержал шесть побед, захватил двадцать одно вражеское знамя, опустошил музеи, присвоив полторы сотни картин и другие сокровища, ограбил библиотеки, стал обладателем пятидесятимиллионного богатства и подписал перемирие с Пьемонтом.

Book: Валентина. Мой брат Наполеон

Преисполненный гордости, Бонапарт жаждал продемонстрировать свое могущество перед Жозефиной. Он стал настойчиво призывать Жозефину в Италию. Но Креолка не имела никакого желания променять негу Парижа на дискомфорт полей сражении. Кроме того, она была так влюблена в своего последнего любовника, гусарского лейтенанта Ипполита Шарля, что и не помышляла его покинуть.

Неделя за неделей из Италии летели мольбы приехать, она отказывалась снова и снова, и отговорки были так лживо-небрежны, что Бонапарт изнемогал от ярости и ревности.

Он страстно желал ее, ждал ее с нетерпением. Он часто рассказывал мне о своей любви к ней с юношеским воодушевлением и ослеплением. Но она все откладывала свой приезд, и его стала одолевать ревность. Однажды он случайно уронил портрет Жозефины, который всегда носил с собой, и стекло разбилось; он страшно побледнел и сказал: Мы знаем, что она была здорова… Тогда Бонапарт послал к ней Мюрата, надеясь, что тот уговорит ее приехать.

Результат был неожиданным для супруга: Жозефина стала любовницей Мюрата. Она изобрела предлог, чтобы задержаться в Париже — объявила себя беременной, Мюрат сообщил эту новость Бонапарту, который, обезумев от радости, схватил перо и настрочил еще одно безумное послание. Значит, я еще несколько месяцев не увижу тебя, а ведь ты, наверное, так мило выглядишь с животиком.

Ты пишешь мне, что очень изменилась. Письмо твое грустное, почерк нетвердый. Как же ты себя чувствуешь, мой дорогой дружок? Я думал, что я ревнив, но лучше бы я сам нашел тебе любовника, чем знать, что ты так печальна…" Бедняга! Жозефина в этих делах вовсе не нуждалась в помощи мужа и превосходно справлялась. В июне, устав надеяться и отчаиваться, Бонапарт отправил Жозефине горестное письмо, орфографию которого я почтительно сохраняю: Ты больна, ты меня любишь, ты беременна.

А я так виноват перед тобой, что не могу оправдать. Я возмущался тем, что ты не едешь ко мне, а ты была больна. Прости меня, мой нежный друг. Любовь, которую ты мне внушила, отняла у меня Разум: Придется с этим примириться. Пока ты не написала мне, самые зловещие предположения наполняли мою душу; я ни на что уже не надеялся, мечтал только о том, что бы последний и единственный раз прижать тебя к сердцу и вместе умереть.

Ни минуты покоя, ни минуты утешения, ни минуты надежды не было у меня до того, как я получил твое большое письмо, где ты сообщила о своей болезни. Жозефина, как ты можешь столько времени мне не писать? Твое последнее письмо, моя нежно-любимая от третьего флореаля! Письмо о том, что ты в ближайшее время не приедешь —. Не могу понять, как я жил без тебя. О Жозефина, владычица моего сердца, неужели ты будешь снова откладывать свой приезд, слушать дурных советчиков, которые хотят удержать тебя в Париже, продлить мою разлуку с тобой?

О, я подозреваю весь свет! Всех, кто тебя окружает! Но я твердо надеюсь, что ты уедешь из Парижа до 5-ого и ого будешь в Милане… Все мои мысли прикованы к твоей спальне, к твоей постели, к твоему сердцу… Ты знаешь, что я не вынес бы, если бы у тебя был любовник… Если бы я узнал об этом, увидел его, я в тот же миг растерзал бы его сердце.

Book: Наполеон. Путь к славе

О, почему Природа не создала такой возможности? Арно, который как-то был на улице Шантерэн в день, когда Мюрат принес очередное послание, оставил этому свидетельство: Жозефину только забавляла его страсть, не лишенная момента ревности. В моих ушах еще звучит отрывок из письма, в котором ее муж, как будто отвергая мучившие его подозрения, восклицает: Тогда берегись кинжала Отелло! Она наслаждалась этой славой, которая росла со дня на день, но она наслаждалась ею в Париже, где каждое новое сообщение из Италии вызывало восторженные клики толпы, а когда ей пришлось все-таки уезжать из Парижа, огорчение ее было неописуемым".

Тогда она поставила условие: Карно, имевший основания сомневаться в твердости нравственных устоев генерала Бонапарта, согласился на это с легким сердцем. Еще две недели Жозефина пробыла в Париже. Прощальные обеды, балы, вечера, очень веселые. Надо сказать, что парижская жизнь года была непрерывным праздником, где любые самые экстравагантные выходки были не в диковинку.

В то время как мужчины задыхались в тесных галстуках, упиравшихся в подбородок, и в высоченных воротничках, мешавших повернуть шею, женщины, как бы для того, чтобы восстановить равновесие, одевались в соблазнительные легчайшие наряды. Послушаем Роже де Парна! Без рубашек, без нижних юбок, только в корсете и панталонах телесного цвета, они набрасывали сверху греческие туники из тончайшего светлого муслина, сквозь который просвечивали руки, ноги и грудь.

Ей доставляло удовольствие показывать свои ноги до середины бедра, гуляя по парижским бульварам с Ипполитом Шарлем, столь же красивым, сколь и неумным. Вечером она отправлялась с ним же на бал, где танцевала до упаду.

Дамы нередко являлись туда с обнаженной грудью и позволяли себе самые эксцентричные выходки. Один из современников пишет не без юмора: Что вся Европа, объединившись, угрожает Франции, Республике, Конституции, Парижу, его балам и самим танцорам? Послушаем снова Роже де Парна: Кто эта женщина, которую встречают овацией?

Да она, кажется, голая? Нет… Пожалуй, все-таки нет… Подойдем еще ближе. Сможет ли мой карандаш нарисовать эту картину? Легкая льняная рубашечка обнажает голени и ляжки, обвитые драгоценными золотыми браслетами, сверкающими бриллиантами. Толпа молодых людей окружает ее с радостными возгласами, но юная красавица делает вид, что ничего не слышит. Тогда Чудесные и Мюскадены бросались на пол и, позабыв очарование старинного танца ригодон, предавались упоительным радостям древнейшего танца в мире.

Понятно, что Жозефина предпочитала прелести такой жизни опасному путешествию на поля сражений. В середине нюня она была еще в Париже. Услышав об этом решении, Карно, военный министр, был ошеломлен и обратился к Баррасу с просьбой воздействовать на Жозефину.

Член Директории отправился на улицу Шантерэн и нашел свою экс-метрессу в постели с Ипполитом Шарлем. Он станет допытываться о причинах задержки отъезда, он узнает, что я не беременна. Гнев его будет ужасен. Вы должны дать мне бумагу, удостоверяющую, что я не могла покинуть Париж, потому что Вы так распорядились… Баррас подумал и согласился. В тот же вечер был составлен необычайный документ, который должен был устранить подозрения Бонапарта.

В большом экипаже размещались ее спутники Жозеф Бонапарт, Жюно, молодая красивая горничная Луиза Компуан, ну и, конечно, Ипполит Шарль. С первого же вечера для Жозефины и ее любовника поездка превратилась и некое свадебное путешествие. На каждой стоянке они кидались в специально приготовленную для них комнату и предавались наслаждению, в то время как Жюно занимался тем же самым с Луизой Компуан.

Жозеф ни о чем не подозревал, а его брат в Милане в это время в ожидании супруги успешно отражал все атаки пылких итальянок, попытавшихся его соблазнить. Побледневшая от страха Жозефина, забившаяся в уголок кареты, судорожно стиснула руку Ипполита Шарля: Услышав эту краткую фразу, Жозефина могла бы осознать, насколько изменилось за три месяца ее положение.

В марте — жена маленького генерала без особых видов на будущее, в начале июля — в некотором роде государыня. Но Жозефина была женщиной недалекого ума, занятого пустяками и погоней за наслаждением.

Хоть ей и были приятны энтузиазм и почтение толпы, причин столь пылкого приема она не осмыслила. Улыбаясь Ипполиту Шарлю, который без всякого стеснения принимал приветствия и на свой счет, благосклонно помахивая рукой, она уронила: Гвардеец откинул фартук кареты, Жозефина спустилась и пошла к дому изящной походкой, которой она старалась придать царственность.

Таким образом, триумфальное вступление во дворец Сербеллони Жозефина совершила в сопровождении своего любовника. Четыре дня спустя Бонапарт, которого военные дела удерживали в Вероне, наконец освободился и бешеным галопом устремился в Милан, где тотчас приказал устроить в честь прибытия своей супруги грандиозное празднество. Едва соскочив с лошади, он заключил в свои объятия Жозефину с пылкостью, которая повергла простых горожан Милана в приятное изумление.

Проходя с ней рука об руку между мраморными колоннами по галереям, украшенным различными произведениями искусства — картинами, золотыми игольницами, редкими цветами, книгами в переплетах, инкрустированных драгоценными камнями, молодой генерал прошептал: Креолка улыбнулась, решив, что этот маленький Бонапарт очень нежен, и она сможет продолжать приятную жизнь с Ипполитом.

В самой обширной галерее собралось около ста человек — офицеры, дипломаты, знаменитые артисты, дамы в пышных нарядах — все склонились в поклоне, приветствуя входящую Жозефину. Теперь молодая женщина могла бы понять, что ее принимали не как простую генеральшу, что почтительное отношение всех этих людей, которые склонились перед ней, как перед королевой, свидетельствовало о поистине необычайном престиже ее супруга.

Но Жозефина по-прежнему ничего не понимала. Все эти важные персоны собраны здесь ради нее? Ну что ж, отлично, можно болтать. И она мило улыбалась посланнику Сардинии, министру папы, представителям венецианского дома, герцога тосканского, герцогов Пармы и Модены, физику Вольта… Каждый из них сгибался перед ней в поклоне, а Жозефина, неисправимо легкомысленная, думала, что некоторые из этих господ просто красавцы, и что она была бы не прочь выбрать среди них новых любовников.

Когда на молодой женщине не осталось ни клочка одежды, он поднял ее на руки, положил на постель и доказал, что артиллерист, ставший главнокомандующим, сохранил в интимной жизни все качества своей профессии. Благодаря воздержанию, на которое он был обречен с марта месяца, он смог доказывать супруге свою галантность почти двое суток подряд, не выходя из спальни. Только через день страсть была утолена, буря наконец утихла, и, надев военную форму, Бонапарт отправился завтракать.

Жозефина только и ждала этого момента. Еще задыхающаяся — но вошедшая во вкус — возбужденная играми супружеской любви, она пригласила на неостывшее брачное ложе Ипполита, который охотно воспользовался ситуацией. Уехал и Ипполит Шарль, который присоединился к армии Леклерка. Оставшись в одиночестве, будущая императрица развлекала себя празднествами, на которых за ней ухаживали красивые итальянцы.

Большинство из тех, кого она выбирала, охотно смаковали в ее постели реванш над Бонапартом. Он же в это время продолжал сокрушать австрийские войска. Он был счастлив, уверен в военной и любовной удаче. Но… какой-то эпизод нарушил его блаженное спокойствие.

В его письме к Жозефине звучит тревожная страсть. Прошу тебя, выбери и пошли мне другую, с плоской крышкой, на которой закажи сделать надпись из твоих волос… Тысяча поцелуев — таких же пламенных, как ты холодна. Безграничная любовь и нерушимая верность". Неизвестно, послала ли Жозефина такую табакерку, но можно не сомневаться, ее позабавило достойное подростка желание генерала — главнокомандующего итальянской армией.

Бонапарт отвечает ей из Кастильоне 21 июня письмом, полным тревоги и возмущения: